52abac4c3ee77

Отказ от ялтинской идеи глобальной ответственности — угроза миропорядку

Крымская конференция глав правительств трех союзных держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне — председателя СНК СССР И.В. Сталина, президента США Ф.Д. Рузвельта и премьер-министра Великобритании У.Черчилля при участии министров иностранных дел, начальников высших штабов и других советников состоялась 4–11 февраля 1945 года в Ливадийском дворце близ Ялты. В этот период, когда в результате наступления Советской Армии и высадки союзных войск в Нормандии военные действия были перенесены на германскую территорию, на берлинском направлении советские войска продвинулись до 500 км, захватили ряд плацдармов на Одере и находились на подступах к Берлину. Восточная Пруссия была отрезана от центральных районов страны. Фашистская Германия лишилась важнейшей сырьевой базы — Силезского промышленного района. В основном было завершено освобождение Польши, части Чехословакии, считанные дни оставались до овладения Будапештом. Приближался конец войны в Европе. Задачи завершения войны в Европе и проблемы послевоенного устройства настоятельно требовали обсуждения и согласования политики. Для западных союзников эта конференция была чрезвычайно важной не только по политическим, но и по военным соображениям. В конце 1944 года американо-английские войска потерпели серьезную неудачу на западном фронте. Декабрьское контрнаступление немецкой армии в Арденнах потрясло генерала Д. Эйзенхауэра. В то время как советские войска вели ожесточенные бои на территории Германии и продвигались к Берлину, союзники стояли у ее западных границ, восстанавливая боеспособность своих войск после декабрьской неудачи. Опасения последствий затяжки войны усиливалось данными о быстром продвижении работы по созданию атомной бомбы в Германии, успехами японских войск в Азии. Как Рузвельт, так и Черчилль большие надежды на скорое завершение войны в Европе возлагали на Советский Союз и стремились заручиться его помощью для нанесения окончательного поражения Японии. «Мы должны иметь поддержку Советского союза для разгрома Германии. Мы отчаянно нуждаемся в Советском Союзе для войны с Японией по завершению войны в Европе»,- говорилось в «Памятке», подготовленной правительственными ведомствами США для президента и американской делегации в Ялте1. По оценке американских начальников штабов, потери войск США при том варианте, если им придется без помощи СССР осуществлять вторжение на острова Японии, составят, по меньшей мере, 1 млн. человек2.
Очевидный исход войны ставил в мировую повестку вопрос послевоенного мироустройства. Британия лелеяла мысль об англо-американской оккупации не только Западной, но и возможно большой территории Центральной и Юго-Восточной Европы. Американское руководство, отчетливо представляя соотношение сил в антигитлеровской коалиции, отводило Англии более чем скромную роль. Рузвельт отказался от сепаратного рассмотрения политических вопросов за спиной СССР и не стал связывать США договоренностью с англичанами.
Представления СССР по послевоенному мироустройству отличались прагматизмом. Из войн, которые вела Россия в последние столетия, был извлечен практический урок. Известно, что с тех пор как в начале XVIII века Россия стала непосредственным участником европейских дел, она неоднократно выигрывала войны, но проигрывала мир. Или как минимум оказывалась в ситуации, когда против России после установления мира объединенным дипломатическим фронтом начинали выступать вчерашние союзники. Именно поэтому Сталин был настроен на жесткое отстаивание интересов России как на Западе, в Европе, так и на Востоке, в Азии. Договариваться об этом нужно было с Рузвельтом, потому что понятно было, что Америка превращается в главную мировую державу, которая не просто занимает место Германии и Англии на Западе, но и получает лидирующие позиции на Востоке, в Тихоокеанском регионе, где у России имелись большие интересы.
Итак, первый вывод, который мы можем сделать, состоит в том, что зловещая репутация Ялтинской конференции на Западе, спекулятивные измышления о якобы
«необоснованных уступках» США и Англии, сделанных Советскому Союзу, не имеют ничего общего с исторической действительностью.
Ялтинская конференция, как и все известные конференции, на которых рассматривались вопросы окончания войны, исходила из «естественного» и всем понятного права победителей формировать мировой порядок под влиянием политических и военно-политических соображений стран-победительниц. Перед руководителями трех государств стояла важнейшая задача: сформулировать новые принципы обеспечения международной безопасности. В англосаксонском мире, в первую очередь в США, все громче звучали голоса так называемых «универсалистов» – тех, кто после Первой мировой войны выступал за создание Лиги Наций, а в ходе Второй мировой – за необходимость оформления новой авторитетной международной организации. Отметим здесь, что, начиная с 1942 года, начали называть себя Объединенными нациями СССР и США с Великобританией, ставшие союзниками. Важнейшей новацией Ялтинских договоренностей является признание, что международная безопасность может и должна обеспечиваться не только балансом сил великих держав, но и наднациональными институтами, главным прообразом которых стала ООН. К великим державам помимо участников конференции было решено отнести еще Францию — в знак признания бывших заслуг (в этой связи напомним важный и актуальный сегодня, спустя 70 лет, тезис Черчилля: «нельзя судить о великой державе по ее временной слабости») и Китай – в силу понимания его потенциального огромного значения.
Сформулированные в Ялте общие принципы послевоенного устройства мира, зафиксированные в принятой «Декларации об освобожденной Европе», отражали идею установления в Европе такого порядка, который «позволит освобожденным народам уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору»3. Как подтвердила история, государства, принявшие эту Декларацию, по-разному представляли себе право этого выбора. Влиятельные круги в США и Англии полагали возможным использовать этот документ для внутреннего вмешательства во внутренние дела стран Центральной и Юго-Восточной Европы в целях восстановления после войны пресловутого «санитарного кордона» вдоль западной границы СССР. Понятно, что безучастным в определении содержания послевоенного устройства на этих территориях не мог оставаться и Советский Союз. В последующие годы «атлантисты» оформляли свой контроль над Западной Европой через НАТО, специальные службы, различные закрытые структуры, работу с кадрами, идеологию и пропаганду, а СССР, причем с отставанием, делал то же самое в Восточной Европе.
В коммюнике об итогах конференции констатировалось, что три великие державы подтверждают свое единство, как в ведении войны, так и в организации мира: «только при продолжающемся и растущем сотрудничестве и взаимопонимании между нашими тремя странами и между всеми миролюбивыми народами может быть реализовано высшее стремление человечества – прочный и длительный мир…»4.
Появился новый шанс для развития мировых отношений: могла произойти деидеологизация международных отношений. Но нацеленность на обеспечение «свободы рук» после окончания войны и максимальную защиту интересов США всё чаще вступала в противоречие с установками на создание универсальной системы безопасности, основанной на признании равенства прав всех субъектов международной жизни и их суверенитета. Спустя два месяца после Ялты умер Рузвельт, а новый президент Трумэн вместе с Черчиллем фактически развязали холодную войну против СССР, вернув всё то же идеологическое измерение геополитическим противоречиям.
Второй вывод, который мы сделаем, заключается в том, что государства перед лицом общей опасности, даже в условиях острейших разногласий, могут достичь соглашений, проникнутых духом единства и общими интересами.
Принципы, заложенные Ялтинской конференцией, демонстрировали более полувека свою эффективность. Кризис ялтинско — потсдамской системы международной безопасности в условиях нарастающей геополитической турбулентности, предопределен последующими дополнениями в миропорядок: отказом от ялтинской идеи глобальной ответственности, концентрированием на идее создания «уютного европейского дома» (после Хельсинкских отношений и принятия Парижской хартии для новой Европы) и претензиями США на статус мирового гегемона, Англосаксонский глобальный проект стал выстраиваться открыто и безо всякого ретуширования. США стали проводить политику военно-политического выдавливания России из Европы.
Отсюда третий вывод, для обеспечения мира нужно конструктивное взаимодействие ведущих мировых держав, самоограничение их претензий и признания права всех государств на участие в создании новой эффективной модели миропорядка, который не фиксирует соотношение сил, а учитывает интересы всех государств, признавая право на лидерство, но исключая претензии на гегемонию.
Процессы, происходящие в сегодняшнем мире, актуализируют поиск такой справедливой и демократической модели управления мировыми отношениями. Как совершенно точно отмечает А.Этциони, глобальную власть невозможно укрепить без хотя бы частичного претворения в жизнь идеи общечеловеческого сообщества «… для того, чтобы человечество было не просто пассивным объектом анализа историков, а действительно управляло своей судьбой, мир нуждается в новом наборе всеобщих базовых ценностей и политически институтов, то есть, в конечном счете, — в подлинно глобальном сообществе»5.


 1 Цит. по: Н.Яковлев. Франклин Рузвельт – человек и политик. М.,1969. С.487

 2 Harriman A. Story of Our Relations with Russia/ Congressional Record.vol.97,col.A.5665

 3 Тегеран-Ялта-Потсдам. Сборник документов. М.,1971. С.189

4 Там же. С.192-193

5 Этциони А. От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям.М.:Ладомир, 2004. C.192

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Top